Софья Саргсян

  • 3602
  • 0
Интервью

Ереван архитектора Марка

Снос небольшого домика, находившегося на углу улиц Абовяна и Арами всколыхнул общественность Еревана.



Архитекторы, деятели культуры и журналисты спорят, пытаясь обосновать свои позиции – нужно было сносить этот одноэтажный дом, или возможно, стоило оставить его нетронутым, как историческую ценность, как свидетеля истории города.

В обсуждении принял участие и журналист Марк Григорян, автор и ведущий программы «Незнакомый Ереван», выставив несколько постов в социальных сетях и выступив в группе интеллигентов, высказавшихся против сноса зданий XIX и XX веков.

Мы встретились с ним в одном из ереванских кафе, чтобы поговорить о старом и новом Ереване, вспомнить о его дедушке – известном архитекторе, сыгравшем большую роль в строительстве нового Еревана.

Архитектор Марк Владимирович Григорян (1900-1978 гг) – автор нескольких зданий на площади Ленина – это сейчас площадь Республики, здания Национального Собрания, президентской администрации, Конституционного суда. Он спроектировал и построил Матенадаран, здание, в котором сейчас находится Американский университет Армении, Дом артистов на проспекте Маштоца, Дом специалистов на углу Московской и Теряна и многие другие.

«За всю историю Армении было всего два армянских архитектора, которые работали и в мастерской автора генерального плана Еревана, академика архитектуры Александра Таманяна, и у первого главного архитектора города, профессора Николая Буниатяна. И одним из двух был мой дед, Марк Владимирович - старший», – рассказывает Марк-журналист.

Мы сидим в кафе на улице Абовяна. Посетители, входя, здороваются с моим собеседником. Но видно, что это не потому, что он завсегдатай кафе, а потому, что они узнают известного журналиста. Однако он сейчас, скорее, просто внук своего деда-архитектора.

«Марк Григорян был вторым в истории Еревана главным архитектором города. Он был из поколения архитекторов, следовавших за Александром Таманяном и единственным армянским архитектором вообще, который работал в соавторстве с автором генерального плана Еревана, Александром Таманяном. Одним из их совместных проектов была детская больница, расположенная на углу сквера и улицы Абовяна. Сейчас там кардиологическое отделение первой больницы. А в соавторстве с Николаем Буниатяном они создали Маргаряновский роддом на проспекте Маштоца», – рассказывает журналист.

Известно также, что Марк Григорян был одним из семи выпускников самого первого курса архитектурного отделения политехнического факультета Ереванского университета. В то время еще не было отдельного института архитектуры, как не было и Политехнического института.

Однокурсниками Марка Григоряна были архитекторы Самвел Сафарян, Оганес Маркарян и Арсен Агаронян, инженеры Рубен Акопян, Александр Ованисян и строитель Ашот Мелик-Мартиросян. Это был замечательный и талантливый курс. Вклад Григоряна, Сафаряна, Маркаряна и рано ушедшего из жизни Агароняна в строительство нового Еревана трудно переоценить – они построили несколько десятков зданий, составляющих сегодня лицо города.

До некоторого времени работу Марка Григоряна ценили. Его награждали медалями, он получил Государственную премию СССР за проект здания ЦК КП Армении, в которм сейчас работает Национальное Собрание, а Государственную премию Армянской ССР он получил вместе с целым коллективом архитекторов (за создание ансамбля площади Ленина в Ереване).

Имя архитектора носит улица, его знают многие, а его сооружения вызывают гордость и уважение. В своем городе он ценил каждый квадратный сантиметр.

Журналист Марк Григорян серьезен: «Мы можем поставить ему в заслугу то, что пока он был главным архитектором, как бы ни строился Ереван, основная часть старого города оставалась неизменной. Кое-что конечно менялось – как же иначе?! Но основная часть была сохранена», – рассказывает он.

Внук говорит, что Марк-старший всегда с большой осторожностью относился и к проекту Главного проспекта, и к проекту Северного проспекта, понимая возможные минусы этих двух больших бульваров, и видимо осознавая, какую цену придется заплатить Еревану за их существование.

Марк-журналист говорит о том, что Марк-архитектор не забывал и о своей "малой родине".

«Он смог добиться того, что власти Ростовской области согасились начать работы по восстановлению армянской церкви Сурб-Хач в Нахичевани-на-Дону, где он родился. Представляете, как сложно это было в советское время? Приходилось бороться буквально за каждый камень, каждую могильную плиту на армянском кладбище, каждое строение на территории храма».

К старым зданиям Марк Григорян-старший относился по разному, о чем в частности свидетельствует история реконструкции здания гимназии, стоявшего торцом к строящейся площади Республики (Ленина). Сейчас в этом здании находится музей истории Армении.

Есть и обратный пример – здание театра Пароняна, где изначально находился парламент Первой республики. Почему он его перестроил, изменив это здание до неузнаваемости – узнать уже никто не сможет. Может быть потому, что от парламента уже ничего не оставалось к тому моменту, когда он взялся за строительство здания театра…

«Безусловно, будь дед просто жив, то самим фактом своей жизни он бы не допустил массового уничтожения исторического наследия. Архитектурные здания города являются его лицом. Наши предки строили этот город для нас. Так давайте же сохраним их труды»

«Старые здания, – заканчивает наш разговор, автор и ведущий телепрограммы, посвященной истории ереванских зданий, – являются материальными свидетелями нашей истории. Их ни в коем случае нельзя уничтожать, этого не простят нам наши собственные дети. А внуки не простят тем более».


Top