Лусине Нанян

  • 3075
  • 0
Интервью

Освещая запретное: Завен Куюмджян

Предлагаем познакомиться нашим читателям с Завеном Куюмджяном - известным ливанским журналистом, продюсером, ведущим одного из самых рейтинговых ток-шоу на Ближнем Востоке и автором книги, которая более 10 лет является бестселлером. В нашем интервью он расскажет о своих корнях, о том, как волею судьбы стал лицом современного ливанского телевидения, а также поделится мечтами о будущем своей исторической родины - Армении. Серьезный на экране, в жизни он остается очень открытым и приятным собеседником.



5 интересных фактов:

1992: В 22 года начинает карьеру репортера на государственном канале Ливана. Уже через год в собственной передаче ведет расследования, рассказывая о самых болезненных темах послевоенного периода.

1997: Завену вручают ключи от города Бурдж Хаммуд, признавая ключевую роль его репортажей с места событий ливано-израильской войны.

1999: После сюжета о бедности и безработице его вынуждают покинуть канал. В знак протеста он бреется налысо и прекращает журналистскую деятельность.

1999: Через семь месяцев на частном канале Future Television запускает ставшее впоследствии самым знаменитым на Ближнем Востоке ток-шоу «Sire Wenfatahit» (Давайте поговорим), которое выходит вплоть до 2012 года.

2005: Журнал Newsweek признает Завена одной из самых влиятельных медиа-персон Ближнего Востока.


Завен, спасибо, что нашли время между съемками и согласились на это интервью. Начнем с самого начала. Расскажите о своем детстве, корнях.

Я вырос в армяно-арабской семье и всегда испытывал гордость, как в отношении своих армянских корней по отцовской линии, так и арабских - по маме.

Когда я учился в школе (в Армянском Евангельском колледже в Бейруте – прим. ред.), именно арабское происхождение не давало мне чувствовать себя «своим». Армяне относились с настороженностью к арабам и называли их «otar» (другой), всегда стремились сохранить родной язык и, как следствие, не очень хорошо владели арабским.

С другой стороны, дома мы всегда разговаривали на арабском. Помню первый год в университете, когда я пришел на лекцию по арабской литературе, преподаватель удивленно посмотрел на меня и сказал: «Думаю, вы ошиблись классом».

Когда я стал работать на телевидении, то невероятно быстро приобрел популярность, которая была отчасти вызвана моим происхождением. Это был 1992 год, в стране шел процесс стабилизации после войны, делалась попытка примирить враждующие стороны. Но даже на телевидении сохранялось разделение на мусульманское и христианское, государственное и оппозиционное. На фоне этих противоречий правительство осознавало необходимость в обновлении. Требовался новый образ – молодого телеведущего, не выступавшего ни на стороне христиан, ни на стороне мусульман, не участвовавшего в войне, а самое главное того, кто смог бы разбить устоявшиеся стереотипы. И мне выпал этот шанс – я стал лицом нового ливанского телевидения. Это был решающий момент в моей карьере. Моя книга об истории ливанского телевидения - это дань той возможности, которой я имел счастье воспользоваться.

Завен на презентации своей книги «100 величайших моментов ливанского телевидения» на Арабском медиа-форуме в Дубаи

И как к вам поначалу относились зрители?


Люди специально делали громче звук, чтобы услышать, когда же я наконец сделаю ошибку - они как будто ждали этого (улыбаясь). Дело в том, что армяне в разговорной речи имели склонность путать род существительного, в то время как это понятие является ключевым в арабской грамматике. Все из-за того, что в армянском языке отсутствует грамматическая категория рода.
Один раз я все-таки умышленно совершил ошибку в прямом эфире. Мне была интересна реакция телезрителей. И знаете, этот выпуск имел невероятный рейтинг (улыбаясь).


У вас на телевидении сложился образ смелого и в какой-то степени провокативного журналиста. Вы согласны с этим мнением?


В своих программах я затрагиваю сложные и неоднозначные вопросы, но я никогда не преследую цель быть провокационным. Да, я выношу на обсуждение запретные темы, но делаю это деликатно, чтобы люди имели шанс раскрыться и рассказать о своих чувствах и проблемах, не испытав при этом унижения. Больше всего я ценю в людях два качества – честность и искренность. Именно это рождает доверие с их стороны и дает возможность задавать им неудобные вопросы, которые в другом случае вызвали бы скандал, но только не у меня на программе. Результатом таких дискуссий я очень горд, потому что чувствую изменения в обществе, в котором исчезает безразличие и незнание.


Страницы из книги «Ливан выстрелил дважды». В основу этой книги легла личная коллекция фотографий и газетных вырезок Завена. Подростковое хобби переросло в желание познакомиться с судьбами этих людей.

10 сентября 1989 года - Али Рида и его малолетний сын Хасан на пограничной линии

10 сентября 2002 года - Отец и сын 13 лет спустя

Сегодня вы задействованы в многочисленных проектах. Расскажите о них подробнее.

Я веду передачу под названием «Bala Toul Sire» («Коротко») в формате еженедельного журнала. Стараюсь охватить различные темы, которые на данный момент являются наиболее актуальными.
Также преподаю в своем альма-матер - Американо-Ливанском и во Французском университете основы и историю телевидения, и еще - специальные дисциплины (ток-шоу и социальные медиа). Помимо этого, работаю над английским переводом своей книги, которая посвящена истории современного ливанского телевидения до 1990-х годов. Она не только о телевидении, но и об истории Ливана, кризисах на Ближнем Востоке, которые, несомненно, повлияли на развитие индустрии. Выбрал для нее увлекательный формат – «100 величайших моментов ливанского телевидения». В работе над ней использовал уникальные архивные фото- и видеоматериалы.

К сожалению, в результате продолжительной напряженности в регионе, он стал ассоциироваться у людей исключительно с фундаментализмом, терроризмом, войнами, в то время как Ближний Восток, и в частности Ливан, испытал на себе огромное влияние международных тенденций в кино, музыке, телевидении. Страна всегда тяготела к западной культуре. Очень горжусь этой книгой, потому что она представляет собой первый серьезный труд на данную тему. Пожалуй, считаю её своим главным достижением в жизни. Кроме перевода работаю над её продолжением – историей современного ливанского телевидения с 1990-х годов.


22 мая 1985 года – Набиль Битар спасает трехмесячную Джойс Германос, получившую серьезные ожоги в результате мощного взрыва
1 августа 2005 года – Набиль Битар и Джойс Германос на передаче Завена



Давайте поговорим о вашей самой известной книге, ставшей бестселлером в Ливане. Как возникла идея ее написать?

Книга называется «Lebanon shot twice», в ней рассказывается о многолетней гражданской войне, бушевавшей в стране с 1975 по 1990-ые годы. Сейчас работаю над ее четвертым изданием. Международные газеты внесли её в сотню лучших художественных книг о гражданских войнах.

Эти трагические события повествуются через истории реальных людей: на одной фотографии мы видим женщину, что в ужасе бежит по улице, а на другой – её же много лет спустя в окружении своих взрослых детей. Современные снимки сделаны в тех же местах, что и на фотографиях эпохи войны.
Мне хотелось показать, как война повлияла на человеческие судьбы и как сложилась жизнь у тех, кто попал в эти исторические кадры.

В свое время считал, что мы должны открыто обсуждать случившееся, чтобы этого больше никогда не повторилось. Но в 1990-ые в стране была тенденция умалчивания этих событий. Люди делали вид, как будто ничего не произошло. Став старше, немного по-другому стал смотреть на эту ситуацию и понял, что, наверное, должно пройти некоторое время, чтобы все улеглось и новые поколения, не видевшие войны, могли спокойно сесть и разобраться в своей истории и признать факт войны.

Бурдж Хаммуд - сердце армянского Бейрута


Как известно, гражданская война затронула и армянскую общину, которая в свое время являлась значительной в стране. Каково было армянам в эти годы?

В 1970-е годы эта страшная война разделила страну на христианскую и мусульманскую части. Наша семья, как и еще несколько армянских семей, проживала в мусульманском квартале. Когда все началось, армяне были вынуждены оставить свои дома и уехать в другие районы, но мы решили остаться. Я всегда чувствовал, что являюсь частью меньшинства, но при этом очень горд, что это меньшинство не участвовало в конфликте. Армяне твердо утверждали, что не хотят становиться частью этой войны.


Ваша карьера развивалась на фоне драматических событий в стране. Вы можете назвать самый сложный выпуск, который вам довелось делать?


Ровно 20 лет назад, в 1996 году, во время ливано-израильской войны, на границах велись боевые действия. Я вел репортаж в прямом эфире, поэтому в руках нашей съемочной группы оказались первые кадры и видеоматериалы с места событий, которые без всякого преувеличения являлись уникальными и затем облетели весь мир, изменив ход событий. Этот эпизод сыграл огромную роль в истории страны. Так случилось, что на тот момент я стал фактически военным корреспондентом. Меня называли армянским героем, который не побоялся вести эфир из горячей точки и осмелился рассказать правду об этой войне.

Это тот самый репортаж, после которого муниципалитет города Бурж Хаммуд вручил вам ключ от города?

Да, вы правы. Через год после этих событий, в знак благодарности мне был вручен ключ от города, в котором исторически проживает значительная армянская коммуна.


В каком состоянии сейчас находится армянская община в Ливане?


В ливанском обществе очень сильно национальное и религиозное разделение, существуют, в том числе и армянские школы, университеты, больницы, а сохранение этого положения – ключевая задача армянских политиков.
Община пользуется политическими привилегиями, и я считаю, что мы должны продолжать бороться за свои права, но, к сожалению, это дело постепенно угасает, так как большинство армян эмигрировало в Канаду, США, Европу, особенно в годы гражданской войны.


Не могу не спросить, вы бывали когда-либо в Армении?


Да, всего лишь один раз. Я посетил страну в 1999 году, будучи в составе правительственной делегации. Это был официальный визит премьер-министра Ливана Рафика Харири, и я занимался информационной поддержкой, освещая данное событие. Из-за многочисленных встреч мне не удалось познакомиться со страной поближе.


Я всегда чувствовал особую привязанность к этой земле, поэтому несколько лет назад решил получить армянское гражданство. Так что, помимо ливанского паспорта теперь у меня есть еще и армянский. Очень хочу съездить туда с семьей, так как ни жена, ни дети ни разу не были на своей исторической родине.

19 мая 2016 года. Завен награждается премией Ливанской Франчайзинговой Ассоциации (LFA) за книгу «Ливан выстрелил дважды», которая вдохновила ливанское общесто на то, чтобы справиться с болью гражданской войны.


А вы задумывались над тем, чтобы реализовать какой-нибудь телевизионный проект в самой Армении?

Это очень актуальный вопрос. Давно мечтаю сделать свою передачу в Армении. Мне очень хочется почувствовать связь с армянскими зрителями, проникнуться новой атмосферой. Но так как я не могу надолго уезжать из Ливана, мне бы хотелось реализовать какой-нибудь интересный проект в формате нескольких выпусков, который бы длился месяц-полтора. Это был бы незабываемый опыт для меня. Надеюсь, моя мечта когда-нибудь сбудется.

Книгу «Ливан выстрелил дважды» можно приобрести онлайн

Личная страничка Завена на FB


Top