Admin

  • 5241
  • 0
Портреты

«Правосудие, которое наконец свершилось» Согомон Тейлерян

Согомон Тейлерян (Սողոմոն Թեհլերյան) - символ справедливого возмездия для армян мира, член АРФ «Дашнакцутюн», один из главных исполнителей операции «Немезис». В день рождения героя вспоминаем трагедию и славу его жизни.



Согомон Тейлерян родился 2 апреля 1896 года на востоке Турции в деревне Неркин-Багари (Эрзурумский вилайет). В начале 20 века, в связи с усиливающимися в стране репрессиями, погромами и резней армянского населения (зулюм), отец семейства Хачатур собирался вывезти семью в Сербию, однако на границе его арестовали и приговорили к 6-месячному заключению. Во время его пребывания в тюрьме, семью Тейлерян переселили из Неркин-Багари в город Эрзинджан (Ерзнка). Там Согомон получил начальное образование в местной протестантской школе, а затем отправился в Константинополь и продолжил учебу в лицее «Гетронаган». С началом Первой мировой войны Согомон вернулся в Эрзинджан, где стал свидетелем злодеяний младотурков. Недалеко от города, в местечке Кемах-Богаз его семья была полностью уничтожена. Согомону удалось выжить лишь потому, что турки сочли его мертвым в груде убитых.

«Во время ограбления спереди колонны открыли огонь. В это время один из жандармов поволок мою сестру, и моя мать стала кричать: «Ослепнуть бы мне!» Лучше мне сейчас умереть, чем рассказывать про этот чёрный день», - рассказывал он в Берлине, во время суда в 1921 году, - «Я не могу все это рассказывать, потому что каждый раз я переживаю все заново. Всех захватили и унесли, меня ударили. Потом я видел, как топором размозжили голову моему брату. Я не помню сколько времени там оставался, может быть, дня два. Когда я открыл глаза, то увидел вокруг много трупов, так как весь караван был перебит».


Став свидетелем изнасилования и убийства двух сестер, матери и трех братьев, Согомон решил выжить во имя своей мести. Ему чудом удалось спастись, скрываясь более трех месяцев у курдов-алавитов, затем Тейлерян перебрался в Иран, а после - в Тифлис. Целью и смыслом его существования стало возмездие. Через год он отправился в Константинополь, где его жертвой стал тайный агент министра внутренних дел и фактического соправителя страны - Талаата-Паши, Арутюна Мкртчян. Предатель докладывал Талаату обо всем, что происходило в Патриаршестве накануне депортации. Совместно с известным попом-расстригой Амазаспом они составили список высланных и впоследствии жестоко уничтоженных армянских депутатов парламента, и всех кто выступал против политики младотурков и мог оказать хоть какое-то противодействие. Действия разворачивались в 1920 году на улице Кумбараджи в Пере (прим. район Константинополя).

«-Там живет армянский агент Талаата, - сказала американская журналистка Ерануи из редакции «Ayrenik».

- Армянский агент?

- Да.

- Кто он?

- Предатель Арутюн Мкртчян. Ценой крови лучших сынов нашего народа он сколотил богатство, купил дом. В соответствии с составленным им списком была арестована и уничтожена армянская интеллигенция Константинополя.

- И ему не отомстили?

- Кто? – сказала Ерануи с горечью.

- Вы знаете этого человека?

- Какой армянин в Константинополе не знает предателя Арутюна.

- Можете вы показать мне его?»

Составленный им черный список был передан Талаату через начальника полиции Петри, он включал в себя имена 250 интеллигентов, из которых спаслось едва лишь человек десять. Узнав о роли предателя Арутюна в этом, Тейлерян принял решение отомстить.

«У меня появились друзья, знакомые, и все они в один голос подтверждали ту печальную роль, которую сыграл предатель Арутюн Мкртчян», - вспоминал Согомон, - «Вот уже две недели, как я серьезно выслеживаю это чудовище. Каждый день по несколько часов я проводил в Бешикташе. Но предатель понимал, что времена переменились, и не выходил из дома. До него можно было добраться только в его квартире, однако входная дверь была постоянно заперта. В отчаянии я бросился к окну. И что же я вижу… Вокруг стола собрались больше десятка мужчин и женщин, во главе стола, прямо против окна расположился предатель с бокалом в руке. Он что-то говорил. Меня охватило бешенство: вытащить револьвер и прикончить прямо через окно… Наглая, тщеславная, самодовольная поза, искрящееся в маленьких глазах самодовольство, открывающийся и закрывающийся рот с тонкими губами – все вызывало во мне дрожь.

– Вытащить?

– Вытащи…

– Прямо через окно?

– Прямо через окно.

Все во мне бушевало.

– В голову?

– В сердце.

С треском и грохотом посыпались стекла: предатель откинулся назад и согнулся на месте».

Рано утром Согомон узнал из газет, что предатель только ранен. Но пришедшая к нему и улыбающаяся журналистка, успокоила мстителя:

« – Поздравляю, брат, какое совпадение, какое великолепное утро..

– Вы больны?

– Издеваетесь?

– Что вы говорите, зачем мне издеваться?

– Разве вы не знаете, что предатель жив?

– О, не беспокойтесь, я уже посетила больницу, где он лежит. Мой друг врач-грек сказал, что часы его сочтены…»


На следующий день предатель Арутюн умер. После случившегося состоялось общее собрание «Дашнакцутюн». Там обсуждался вопрос, который стал для Согомона живым делом и по итогам которого было принято решение доверить Тейлеряну исполнение наказания для палача Талаата. Под руководством Армена Гаро была проделана огромная работа, Согомон был отправлен в Берлин. 15 марта 1921 году в районе Шарлоттенбург, на глазах у множества свидетелей он застрелил одного из главных организаторов геноцида армян, Мехмеда Талаат-пашу, который был приговорен к смертной казни военно-полевым судом в Константинополе и скрывался в Германии под именем Сей (он же Али Сали-бей). После убийства Тейлерян скрылся, но вернулся, чтобы удостовериться в смерти Талаата и был арестован немецкими властями. За 2,5 месяца пребывания в тюрьме его поддерживали армяне со всего мира, молились, чтобы суд признал его невиновным. Как писало одно издание, Тейлерян это «правосудие, которое наконец свершилось».

«Я не считаю себя виновным, потому что совесть моя спокойна. Да, я убил человека, но я не убийца. Примерно за две недели до убийства я снова почувствовал себя плохо, мне вновь представилась перед глазами картина резни. Я увидел труп моей матери. Труп поднялся на ноги передо мной и сказал: «Ты видел, что здесь Талаат и остался безразличным — ты мне больше не сын!», - рассказывал Согомон в суде.


Во время судебного заседания защитниками Согомона стали три известных адвоката, одним из которых был доктор-профессор Кильского университета, Курт Нимайер. Объектом расследования стал не столько Согомон, сколько массовые убийства армянского населения во главе с Талаатом. На суде присутствовало много свидетелей, которые заступились за Тейлеряна, рассказывали подробности резни и жестокости младотурков. Потрясенная общественность Берлина настаивала на оправдании Согомона Тейлеряна. Таким образом в истории мировой юриспруденции впервые виновным был признан не убийца, а убитый. Судебное производство, организованное против Тейлеряна фактически трансформировалось в слушание против Талаата-паши и всех младотурецких главарей. После судебного разбирательства Согомон отправился в Сербию. В 1924 году он женился на Анаит Татикян, став отцом двоих детей. После 30 лет проживания в Сербии, семья перебралась в Сан-Франциско. Дожив до глубокой старости, Согомон умер 23 мая 1960 году и был похоронен в городе Фресно. Сегодня в честь национального героя Армении установлены памятники во Фресно, Ереване и Гюмри.


Top