Admin

  • 2989
  • 0
История Армении

История и характер армян

В середине 19-го века прусский чиновник, барон Август фон Гакстгаузен совершил путешествие по Центральной России, Украине, Поволжью и Кавказу. Ниже выдержка из его заметок, посвященная истории и характеру армянского народа.



Туземное название Армении - Гайк или Гайстан (редко слышно название Асканозян). Оба названия древнее истории и только предание гласит, что Гайк был правнук Яфета; что название Армяне, данное им соседями, происходит от знаменитого Царя и героя народа, Арама. (Греки полагают от Арменоса, одного из Аргонавтов, товарища Язона). Летописец Моисей Хоренский следующим образом рассказывает предание о Гайке. «Когда Вал-Нимрод учредил владычество свое в Вавилоне, с сыновьями, дочерьми и внуками, людьми сильными числом до 300, а также со множеством других товарищей, отправился в страну Арарат и поселился у подошвы большой горы.» Нимрод пригласил его подчиниться владыке мира, и получив отказ, выступил с войском. Сражение началось на берегу соленого озера, между высокими горами. Гайк пробил стрелою панцирь Бал-Нимрода и таким образом убил его. Холм, на котором пал Нимрод, поныне называется Герецмаих, т. е. могилы. Останки Нимрода погребены в Гарке. Это первое баснословное население Армении; за ним последовали многие другие.


Если рассмотрим Армению с географической точки, то найдем, что это самая интересная страна древнейшей истории человечества. Предания многих народов, и в особенности Священная История, указывают, что в особенности Европейские населения вышли отсюда для занятия нынешних жилищ своих. Предание, что Святая Гора (как называют ее соседние жители), величественный Арарат, сделалась колыбелью рода человеческого после всемирного потопа, конечно, имеет глубокое значение. Исследования по этому предмету еще далеко не кончены; но и после, во времена исторические, страна эта была средоточием, большою дорогою для народов всеместных монархий. Бал-Нимрод, Нин, Семирамида, Сезострис здесь проникли или, по крайней мере, старались проникнуть на север. Здесь произошла великая борьба о владычестве миром между Ассириянами и Мидянами, между Мидянами и Персами; Дарий и Ксеркс вышли отсюда на запад, и Александр Македонский прошел здесь, чтобы завоевать Восток и Север. Здесь было поле сражения Римлян и Парфян; здесь, у Нехавенда, Аравитяне завоевали право над Востоком и здесь же прорвались народы, которые ниспровергли Калифат; до сего места пробралась Европа (крестоносцы); здесь прошли Монголы и Татары, Чингисхан и Тамерлан. В продолжение столетий была тут борьба двух магометанских сект — шиитов и суннитов, а в новейшие времена — христианства и магометанства, России, Персии и Турции. И не суждено ли христианству и просвещению отсюда завоевать Азию? Какая же роль суждена народу, обитающему на том всемирном театре? Народ этот, первоначальный, чистой крови, с высокими духовными и телесными качествами, никогда не был довольно могущественным и многочисленным, чтоб присвоить себе и держать за собой владычество мира. Напротив, мало народов, которые в продолжение тысячелетия перенесли бы столь вопиющее угнетение и рабство, как Армяне, и то большею частью со стороны племен, которые в умственном и в физическом отношениях стояли гораздо ниже их. Но теперь народ этот стоит на точке поворота его судьбы. Родина его освобождена от рабства, и нельзя не заметить начинающего в нем умственного движения, проснувшегося стремления усвоить себе просвещение Европы.
Смотря на настоящее положение Армянского народа, у нас как бы возбуждается мысль о будущем его процветании. Родина этого народа ныне присоединена к государству Европейски образованному; все духовные силы народа могут свободно развиваться; Европа для него открыта, и потому он может участвовать в общем просвещении.
Впрочем, только малая часть народа живет на родине; большая часть рассеяна по всей Азии и отчасти по Европе Африке, и несмотря на то, они имеют самую дружественную и крепкую связь с родиною, неразрушаемым средоточием национального и религиозного их единства. Средоточие это — Патриархат, который всегда имел какое-то магическое влияние на весь народ. Рассеяние его продолжается более тысячелетия. В продолжение сего времени Армения имела всех возможных владетелей; Патриаршество, каждый раз подпадавшее рабству и глубокому унижению, часто упадало в духовном и нравственном отношениях, но, несмотря на то, связь, соединяющая даже отдаленнейших членов с родиною, никогда не ослабевала. С удивительным постоянством Армяне остались верными отечеству, языку, нравам и христианству, в национальной и церковной его форме.
Подобным образом всюду рассеянные Евреи живут между другими народами и сохраняют между собою таинственную нить.

Хотя у Евреев нет материального средоточия, соединяющего их в одно целое, дающего им точку Архимеда, на которую могли бы опирать рычаг для поднятия всего мира; но инстинкт национальный и религиозный дух ведут их к назначению окончить судьбу всемирной империи.
Армяне, кажется, имеют это предназначение, преимущественно в отношении к Азии; они как бы закваска, положенная в начала Азии, для брожения и возбуждения почти мертвых зародышей духовной ее жизни. Религиозное средоточие Армян, составляющее теснейшую между ними связь, дает им большое преимущество пред Евреями.
Армяне принадлежат к красивейшим народам земли; телосложение у них пропорциональное, хотя они не так высоки и мускулисты, как Грузинцы, напротив, нежны и склонны к тучности. Они очень смуглы и я между ними не видел ни одного белокурого. Судя по наружному обращению, они кротки, умеренны, скромны и очень вежливы. Что касается их характера, то надобно отличать земледельцев, живущих на родине, от купцов, особенно живущих среди других народов. Эти последние известны как ненадежные торговцы; но надобно быть справедливым: они рассеяны между чужими народами, неприязненными и чуждающимися их, без защиты против произвола; поэтому неудивительно, что они сделались недоверчивыми, что характер их стал скрытым и ненадежным. Устраняясь от всякого другого поприща занятий, вся деятельность их устремлена преимущественно на приобретение денег. Но даже и эти Армяне в Турции и Персии достойны всего уважения в домашнем их быту: там еще можно встретить старинные, патриархальные нравы и все добродетели родителей, супругов и детей; они благодетельны и гостеприимны, и крепко привязаны к национальным нравам и преимущественно к религии.
Приписываемые же им пороки ничто иное, как нравственная испорченность, причиненная обстоятельствами, и потому не составляют первоначального характера народа. Это видно у Армянских крестьян, которые вообще честны, благородны и верны. Уже старинный путешественник Турнфор, имевший с ними сношения, называет их истинно добрыми людьми. Впрочем, мне говорили, что сельское население под Турецким владычеством вокруг Баязида, Арзрума и Вана еще честнее и строже нравами, нежели жители окрестностей Эривани.
Bo времена языческие Армяне не имели собственного буквального письма. Еще не доказано, пользовались ли они Греческим или Персидским письмом. Древние владетели Армении, напр. Арсакиды, поручали будто бы чужестранцам, Грекам и Сириянам, писать их историю. Кроме того, письмена того времени не сохранились; не знаю, есть ли надписи на памятниках. В первое столетие христианского времени, в тамошней христианской литургии употребляли Сирийский язык и Греческое письмо. Св. Месроп, один из замечательнейших мужей Армении, изобрел настоящий Армянский алфавит, около 406 г. По причине многоразличных гортанных и шипящих звуков он состоит из 38 письменных знаков. Первая Армянская книга напечатана, будто бы, в 1563 году.





Когда Армяне приняли христианскую веру, она находилась вне пределов Римской Империи, вне цивилизованных земель, центром которых был Рим. Армяне были первые, которые приняли христианскую веру, как народ, как одно целое. Язычество существовало тогда без веры, по старой привычке к принятым церемониям, разве только посредством суеверных отношений к природе. Вследствие сего, везде было открытое поле для новой религии; однако христианство не распространилось у Армян посредством учения и постоянного убеждения. Конечно, между ними были и христиане, жизнь их и пример могли оставаться не без благодетельного влияния на народ вообще, однако царь Тиридат в 302 г. принял от св. Григория крещение на берегах Евфрата и пригласил народ свой последовать за ним и он последовал, отчасти из послушания, а отчасти, может быть, вследствие увлечения. Сначала его крестили, потом уже должно было последовать научение.

Учитель и Апостол христианства, св. Григорий и спутники его, деятельно старались распространить христианское учение и возбуждать духовную жизнь, они образовали и призывали многочисленное духовенство, монахов, для распространения учения и для примера внутренней или мистической жизни, и священников, для отправления духовных треб. Между прочим, св. Григорий разом посвятил 400 священников в епископы и учредил бесчисленные монастыри.
Армения во времена языческие была хорошо устроенное государство, разделенное на провинции, которые управлялись наместниками; мало-помалу сии последние сделались наследственными, а к царю поставили себя в отношении независимых вассалов. Почти только Араратская провинция принадлежала непосредственно царю, провинция Гаштиан, на Тигре, составляла удел принцев. Могущественнейшие ленные владетели были Мамигонцы в стране Дарон, Багратиды в Сбере и возле них множество более или менее значительные владельцы. Уже Плиний говорит о 120 стратегиях в Армении; Моисей Хоренский, в V столетии привел 240 отдельных стран и Патриарх Нарсес 1-й в X столетии насчитал 170 владетельных фамилий, которые, признавая верховную власть царя, пользовались, однако, большою самостоятельностью и участием в управлении, и в то же время жили между собою в беспрестанной борьбе.
Возле и отчасти на месте этих светских держав, после введения христианства, образовались сотни монастырских общин. Здесь, на уединенных, мало населенных, плоских возвышенностях, монашеская жизнь развилась как преимущественный образ жизни народа, подобно тому, как мы это встречаем в горных странах Тибета и Эфиопии (Абиссинии). Армянские цари строили замки и города, которые часто вскоре по смерти их разрушались; церкви же, напротив, монастыри и отшельничьи хижины, сделавшись средоточием населения страны, сохранились гробницами святых, уважением народа и школами, учрежденными духовенством. Монашеская жизнь (во все времена предпочитаемая женатому духовенству) так сроднилась с народом, что о Патриархе Нарсесе, пятом преемнике св. Григория, рассказывают, что он учредил 2000 монастырей, и в числе их убежища для женщин и детей, гостиницы для путешественников, госпитали и богадельни. Преимущественная монашеская жизнь сия наложила на все развитие Армянского народа отпечаток церковный, тем более, что политическая жизнь не могла развиваться вследствие продолжительного порабощения. Все великие мужи народа, в блестящем периоде IV, V и VI столетий были монахи, священники, Епископы и Патриархи.



Август фон Гакстгаузен «Закавказский край, заметки о семейной и общественной жизни»


Top