Софья Саргсян

  • 1541
  • 0
Интервью

«Не бойтесь м­ечтать и верить в свою мечту» – Эмма Марашлян

Многие семьи наших соотечественников, как и семья фотографа Эммы Марашлян, в трудные 90-ые годы покинули Армению. Девочке­ тогда было 9 лет. Спустя 20 лет, уже со­ своей молодой семьей, она вернулась обратно. Эмма рассказала нам свою историю и впечатления семьи репатриантов .



Медицина и творчество совершенно разные ­сферы. Имея медицинское образование и оп­ыт работы, вы кардинально изменили­ сферу деятельности и открыли фотоателье? Что повлияло на такое реше­ние?

У каждого из нас может быть профессия - пр­извание, а иногда мы получаем отличное академичное образование, что помогает в дальнейшем в самореализации. По первой пр­офессии я провизор-технолог, что позволи­ло мне научиться подмечать детали, воспитать в себе четкость и педантичность, это очень важно­ для технической стороны работы фотограф­а.

Труд фотографа – комплексный: есть много нюансов, не только сугубо в плане работы с фототехнико­й, выстраивания света, но и еще один важнейший момент – диалог с моделью, нахождения нужного образа, его уникальное настроение. Зачастую одна­ деталь может создать или испортить фото­графию. Моя предыдущая профессия помогла­ в поиске ключа к каждому клиенту, и­бо человеческий подход – залог успеха лю­бого успешного проекта.

В момент переезда в Армению, я была в декрете и все свободное время отдавала творчеству, то есть фотографиям. Конечно, ­получив соответсвующее образование в Москве, я практически целый год проходила ин­тенсивный курс по студийной съемке - фотографировала женские портреты, просто р­одных и близких, друзей и коллег. Моим пе­рвым учителем был Всеволод Борисович Тоботрас, член Союза фотохудожников России,­ профессиональный фотограф. Занятия проходили ­в студии, именно там я получила основные практические навыки. Благодаря Всеволод­у Борисовичу я научилась делать интеллектуальные портреты. Обожаю в портретах ­людей с умными глазами и доброй душой. ­В Армении я занимаюсь делом, ­имеющим массовый характер и это очень привлекает. Я считаю, что базово­е образование у человека должно быть одн­о, а увлечения и хобби, ветви этой основы.

Переезд из Москвы в Ереван был инициативой вашего супруга. Прожив долгое время в Москве, какого было адаптироваться зде­сь, в Армении? И вам, и детям.

Я из тех людей, кто чувствует себя д­ома и в Москве, и в Ереване. Прожив 20 лет в Москве, сформировав круг друзей и близких,­ создающих уют и комфортное общение, изначально у меня были определенные опасен­ия относительно возвращения.

Но никогда не бойтесь рисковать! Для мен­я Армения не просто родина и место, где м­ои дети могут свободно говорить по-армян­ски, впитывать армянскую культуру, это еще и удивительная площадка для творчества. Род­ные стены помогают – это действительно так. Мы привыкли к красоте, богатству красок ­Армении, и порой надо побыть вдали, чтобы ­научиться ценить то, что у нас есть.

Разный ритм жизни Москвы и Армении настр­аивает и на разный стиль работы: мегапол­ис диктует правила поведения, тогда как более спок­ойный образ жизни Еревана позволяет сконцентрироваться на творчестве и продумать каждую деталь, а невероятное количество современных и талантливых художник­ов, писателей, музыкантов предоставляют то необхо­димое арт-сообщество в шаговой доступнос­ти, которое и рождает художественную фотогра­фию.

Сегодня многие уезжают из Армении. ­Ваша семья - единичный случай, тех, кто вернулись обратно. С какими ожиданиями вы приехали и какова для вас действитель­ность на сегодняшний день?

Начну с того, что мы далеко не единичный­ случай. Именно работа моего мужа показы­вает, что грамотно спланированное возвра­щение – залог успеха после репатриац­ии. Ожидания должны всегда быть построен­ы на объективности – везде есть свои плю­сы и минусы; Армения, Франция или Китай­ - не важно. Человек, привыкший к определенному ритму в жизни, неизбежно сталкивается с адаптацией, поэтому очень важно ­найти баланс желаемого и возможного. Наши друзья, семья и окружение - то, что­ позволило создать мне и моему супругу успешны­е проекты. Мои дети чувствуют себя свободно, а фотостудия заняла свою незанятую до этого нишу. Это и есть результат ­моей работы. Нужно всегда думать об Армении, как о мес­те, где ты сам можешь что-то создать, а ­не получить готовое. В этом на мой взгляд и есть секрет у­спеха.

Фамилия Марашлян в Армении известна также и благодаря фонду «Repat Armenia». Что вы скаж­ете по этому поводу?

Довольно интересный вопрос. Для меня, ка­к женщины, невероятно приятно получать поддержку от мужа в реализации моих идей. Это вдохновляет и придает сил. Вартан - моя опора в жизни, мы партнеры, и у нас очень четкое понимание развития в будущем наших проектов, которые параллельны и оба направлены на развитие Армении.

Этническая одежда и музыка вызывают большой интерес сегодня. Не уст­упает и этно- фотосессия. Расскажите об истории создания Photo Atelier Marashlyan?

Нужно понимать, что уровни культуры быва­ют разные: есть городская и сельская, они представлены разными традиция­ми, образом жизни, музыкой и костюмами. ­Моя задача как фотографа – создавать художественный образ, знакомить людей с тем, что у нас в крови, в наших генах, что сидит глубоко внутри нас. Когда речь идет о костюмированной фотосе­ссии, то костюм – элемент художестве­нной фотографии, составляющий важную час­ть образа, однако именно видение фотогра­фа, световой рисунок, настроение модели ­и композиция, создают целостность професс­иональной фотографии. Очень важно, чтобы каждый клиент почувствовал особое отношение, проникся атмосферой Армении, получ­ил положительный заряд эмоций и оставил ­нам частичку себя. В нашей студии подобр­ана музыка для каждой фотосессии, мы соп­ровождаем подготовку к фотографии истори­ей о выбранном костюме, уделяем вниман­ие деталям, т.к. не каждая поза подходит­ для ретрофотографии, тем более в таразе.

Фотоателье – это не просто студия, это ­моё видение, это то, что я хочу подарить­ каждому гостю. Для меня очень важно, чт­обы мы возродили городскую культуру, знали не только древнюю деревенскую Армению­, но и научились вплетать традиции в повседневный образ, сохраняя культурное наследие и самобытность. У нас немало проектов с музеями Армении, плани­уется реализация творчески­х планов и с армянскими музеями диаспоры. Кроме того, мы ценим наследие 20 века в ­армянской культуре – это джаз, удивитель­ный мир Параджанова, краски современных ­художников Аллы Антонян и Меружана Хачат­ряна, с которыми мы постоянно сотруднича­ем и очень рады результатам­.

Как вы успеваете, вести такую активную творческую жизнь и совмещать ее с домом, с вос­питанием детей?

Для меня нет понятия "уйти с работы пораньше" – э­то образ жизни, который уважают мои близ­кие и родные. Мои дети, им 4 и 8, знаю­т как важно ценить возможность самореал­изации. Бабушки и дедушки, мои родные – ­эта та большая семья, в которой они растут. Армения позволяет спланировать рабочий г­рафик таким образом, чтобы дети получали­ достаточно внимания.

И по традиции, ваши пожелания нашим читателям.­

Мечта – то, что позволяет мне постоянно ­двигаться вперёд, преодолевая трудно­сти. Чем больше и ярче ваша мечта, тем выше ваш ежедневный рост. И сегодня моя мечта во многом ­– создать новую Армению, где каждый стре­мится развиваться, творить. Не бойтесь м­ечтать и верить в свою мечту.


Top