Елена Кожемякина

  • 6289
  • 0
Портреты

«Армения – моё место в космосе» – Аветик Чалабян

Аветик Чалабян – старший партнер московского офиса McKinsey, учредитель фонда «АрАр» (созидание – арм.) и филантроп, сумевший совместить воинственный дух армянина со здоровым консерватизмом топ-менеджера нового поколения. Мы побеседовали с ним, чтобы понять, каким он видит будущее Армении.





– Аветик, многие знают вас, как успешного стратегического менеджера, консультанта крупных металлургических и машиностроительных компаний, мецената, общественного деятеля. Опишите себя в нескольких словах.

– Профессионал, общественный деятель, семьянин, друг – и, естественно, армянин,

– Вы акцентировали слово «армянин». Что значит для вас быть армянином?

– Это философский вопрос, очень широкий. Могу дать определение более узкого термина, а именно, что значит быть гражданином Армении. Во-первых, это способность разделить историческую судьбу своей Родины, быть носителем ее истории и культуры. Быть совладельцем настоящего Армении. Не только верить в будущее, но и создавать его своими действиями. У меня, кстати, только армянское гражданство, другого нет, и никогда не было стремления получить.

– Родина – крайне широкое понятие. Что для вас Родина?

– Это не обязательно то место, где родился, хотя я родом именно из Еревана и очень его люблю. Это то место, где ощущаешь связь с корнями, можешь быть счастлив и чувствуешь себя естественной частью чего-то большего. Армения – моя Родина, здесь я чувствую себя частью целого.

– Отмечая естественность, не могу не спросить о выборе вашей профессии. По первому образованию вы физик, по второму – управленец. Это сознательный выбор или судьба?

– Многие физики не работают по первой специальности. Физика есть форма современной философии, форма познания природы и жизни. Она создает множество профессиональных возможностей. Мне было 22, когда я получил диплом по физике, и 29, когда окончил MBA, так что я получил 7 лет на осознание и формирование устойчивого профессионального выбора.

– Управление – тонкий процесс балансирования на человеческой психологии. Что сложнее: управлять либо подчиняться?

– Мне всегда было сложно подчиняться, это свойство характера. Уже 15 лет я работаю в McKinsey, так получилось, что у меня никогда не было непосредственного руководителя, что давало, как и свободу, так и формировало ответственность. Последние 8 лет, занимая должность партнера, и уже будучи сам руководителем, я стараюсь сохранить максимально горизонтальный стиль управления. Я вижу свою роль в трех составляющих: задавать команде общие рамки, совместно формировать задачи и предоставлять широкую автономию в решении задач, помогая только при необходимости. У меня большой кредит доверия к командам, и мое вовлечение основано на разумном балансе затраченных усилий и полученной степени влияния.

– Вы в совершенстве говорите на 3 языках: русский, английский и армянский. Не создает ли это многослойность мышления? На каком языке вы думаете?

– Всегда думаю на том языке, который использую в конкретный момент, это упрощает коммуникацию. Мои дети также говорят на нескольких языках, но знание армянского для нас приоритетно.

– Если мы говорим о российской армянской диаспоре, то многие как раз отмечают, что в отличие от других зарубежных армянских сообществ, знание армянского языка – слабое место. Вы разделяете эту точку зрения?


– Армянская диаспора России неоднородна и формировалась из нескольких источников: 25% – выходцы из Крыма, Османской империи, проживающие уже более 200 лет на территории России, 25% – переселенцы из Азербайджана, 20% – из Грузии и Средней Азии, и только 30% – эмигранты из современной Армении. Та часть, которая переехала из Армении, в основном свободно владеет армянским, у них также значительный интерес передать язык детям, у остальных – по-разному, но зачастую они и не являлись активными носителями языка в прошлом.

– Интересно ваше мнение о многослойности элит армянского общества. Вернется ли та элита в Армению, которую считают безвозвратно утраченной?

– Начнем с того, что элита тоже расхожее понятие. Из Армении уехал огромный пласт высокообразованного населения по объективной причине развала экономики и дикого капитализма, царившего в стране. Интеллектуальный труд должен правильно компенсироваться и давать определенный общественный статус, и это не очень возможно при диком капитализме. Определенная часть, однако, вернется, времена начали меняться.

– Будучи гражданином Армении, вы в основном проживаете за границей. Есть желание переехать в Ереван навсегда?

– Сейчас 20% времени я уже провожу в Армении, но есть стремление увеличить до 80%. Это постепенный процесс, в моем случае требует значительных усилий, но я двигаюсь в этом направлении. Сегодня у многих из нас есть гораздо лучшие возможности для возвращения в Армению и формирования именно здесь доминирующего центра армянства.

– Если мы говорим о профессиональной репатриации сегодня, то какие причины объективно сформировались для этого?

– Их три. Дикий капитализм не вечен, он переходит в другие стадии развития, через корпоративный капитализм постепенно в современную форму социализма. Для меня особенно удачными примерами сочетания капитализма и социализма являются Швеция и Швейцария, где наряду с высокоразвитой экономикой существует сильное и здоровое общество, социальная справедливость. Апрельские события показали, что наше общество невозможно сломать: тысячи добровольцев и организованная помощь армии по всему миру – пример сохранения глубокой общинности и духа братства. Вторая причина – экономика: сегодня в Армении она подобна кексу с изюминками – не сразу, и не для всех, но уже сладкие точки возникают. Мы наблюдаем с каждым годом растущую профессиональную привлекательность для интеллектуалов на рынке, успешные стартапы и бизнес-проекты, и здоровый рост в новых секторах экономики. И третья – неизбежная потребность в самоуважении и самоидентификации. Если раньше многие ехали за профессиональной самореализацией и становлением за границу, то поиск самого себя, своего места в этом мире для многих их нас возможен исключительно в Армении. В этом смысле, Армения – это моё место в Космосе.

– Сильное общество базируется на навыке командной работы. Не секрет, что это слабое место в Армении. Каков ваш рецепт?

– Это трудно, но возможно выйти из парадигмы индивидуализма. Необходимо не только концентрироваться на командном духе, но и делать акцент на долгосрочность совместной работы. Команда может работать эффективно и долго при трех условиях. Первое – верно определить своих соратников: речь не о схожести, как раз наоборот, мы должны быть разные, здесь важна некая формула доверия и договороспособность. Далее, необходимо понимать свою роль в команде, а также то, что она может меняться в каждой ситуации: сегодня ты лидер, завтра слушатель, модератор или исполнитель. И наконец, независимо от эмоционального напряжения, неизбежных трений, нужно всегда помнить, что вся команда работает на результат, тогда у вас есть стимул преодолеть эти трения. Если делать это постоянно, со временем вы станете частью очень мощной команды, при этом сохраняя свою индивидуальность.

– Созидание невозможно без оценки рисков и угроз. Какие угрозы у современной Армении?

– Я вижу две основные угрозы. Во-первых, наши соседи на западе и востоке – Турция и Азербайджан, так и не смогли преодолеть свой варварский дух, стремясь решать политические вопросы через насилие. История показывает, что насильственный путь не решает проблему, а только усугубляет ее. Не преодолев примат варварства, сидящий в каждом человеке, невозможно достичь мира и благополучия. Армения, к сожалению, находится между этими молотом и наковальней, ей приходится постоянно противостоять натиску современного варварства, хотя в последнее время с этим сталкивается все больше других европейских стран. Вторая угроза – суметь не раствориться в мире. Мы успешные люди, достигшие больших профессиональных успехов в любой точке мира. Но если мы не сможем сфокусировать хотя бы часть своих усилий на Армении, мы потеряем нашу страну, и растворимся в истории.

– Многие сегодня спорят о том, какие национальные интересы у Армении и как их отстаивать. В чем для вас главный приоритет?

– Развернуться лицом к Армении. Несмотря на необходимость повсеместного усилия армянского мира, мы должны создавать конкурентоспособное, здоровое, сильное государство здесь и сейчас, это наш главный приоритет.

– И последний, традиционный вопрос: что вы пожелаете нашему читателю?

– Желаю моим соотечественникам верить в добро и в свою способность к лучшему.


Top